Егор Михалев служит пастором евангельской протестантской церкви в Якутске. На выбор веры сказалась поездка в Америку в 90-е годы. Школьником Егор выиграл конкурс на знание английского языка, организованной по программе «Акт в поддержку свободы», проводимой правительствами России и США. Программа была запущена после распада Советского Союза, в то время, когда многие российские регионы превратились в депрессивные территории, а потерявшие работу люди спивались. 

Егор жил в Элисте Калмыкии, и ему среди немногих его сверстников выпал шанс прожить год в Америке. Он оказался в одном из провинциальных городов штата Канзас. Там Егор впервые узнал о существовании протестантской церкви, прихожане которой, как он говорит, выделялись особой простотой. 

«Они жили очень просто и веровали так же. Старались ко всему относиться, как написано в Библии, и жить по ее заповедям. Мне понравилось, например, что они придерживались здорового образа жизни. Большинство людей, с которыми я там сталкивался, были трезвенниками. Я увидел, что можно проводить праздники без алкоголя, по-доброму, открыто общаться друг с другом. Конечно, увиденное мне понравилось, с учетом того, что творилось у нас тогда, да и сейчас, с чрезмерным употреблением алкоголя».

Они считали за грех курение, матерщину, конфликты с людьми. Их вера не расходилась с жизнью. Причем это касалось не священнослужителей, а простых людей — прихожан. И мне это очень понравилось. Это то, чего я не увидел, к сожалению, здесь ни в одной религии. 

В 1997 году Егор принял крещение и стал евангельским верующим. Тогда он учился на факультете зарубежной филологии Калмыцкого госуниверситета. «Не такой простой был выбор, не сразу пришел к вере. Долгое время считал себя номинальным буддистом. Общался с православными, буддистами и протестантами. Были разговоры и со священнослужителями. Проанализировав услышанное, сделал выбор в пользу евангельской веры, потому что она мне показалась наиболее открытой, наиболее простой, понятной и соответствующей христианскому учению. Хотя не все меня поддержали —  был серьезный разговор с родственниками. Тем не менее люди поняли, что я сделал выбор сознательно как взрослый человек». 

После окончания университета Егор переехал в Якутск к отцу. Решил, что поживет некоторое время, а там будет видно. С тех пор прошло 20 лет. Егор отработал пресс-секретарем в МЧС РФ по Якутии.

Сейчас посвятил себя богослужению и семье. «Детей с женой, она — дочь пастора евангельской церкви из другого города, воспитываем в христианской вере. Показываем им, где главное, где второстепенное. Они должны понимать это с ранних лет. Взрослому человеку провести эти границы сложно. Так было у меня. Я шел к вере достаточно долго. Если бы я знал от родителей то, что знаю сейчас, мне было бы намного легче. И я мог бы избежать тех ошибок, которые совершил».

— Вас удивляет, что Якутия не такая густонаселенная, при этом здесь не преобладает какая-то одна религия, а существует некий выбор вероисповедания?   

— На самом деле, за исключением отдельно взятых, многие регионы многоконфессиональны. К примеру, в Калмыкии исповедуют православие, ислам, буддизм, евангельское, католическое христианство. Я считаю, что это нормально, мы должны находить общий язык, жить в добрососедских отношениях. В Библии написано: старайтесь жить в мире со всеми.

В отношении национальностей там говорится, что человек смотрит на внешность человека, а Бог — на сердце человека.

Для него важно, какой ты  внутри. Бог в первую очередь обращается к нашему внутреннему человеку. 

Христианин верует в Иисуса Христа как в своего Бога, как в своего Спасителя, и учится у него на протяжении всей жизни. Для этого надо прочитать Евангелие. Тот, который не знает учение Иисуса и не следует ему, не может называться христианином, если даже соблюдает какие-то обряды, церковные постановления. 

— С представителями других религий ваша церковь взаимодействует?

— Больше общаемся с католиками. По инициативе представителей католической церкви был организован круглый стол по социальному служению. Там собрались представители почти всех конфессий. При необходимости мы готовы к взаимосотрудничеству для какого-либо совместного действа. 

— Насколько многочисленна паства? Можно же так называть ваших прихожан? 

— В Якутске действуют 3 протестантские церкви нашей конфессии. Есть родственные: пятидесятники, харизматы. Это тоже протестантские течения. Но они немного отличаются от нас. Если учесть их, то как минимум 7 протестантских церквей. В каждой церкви есть члены, которые становятся им, написав заявления или устно озвучив свое желание, и  есть прихожане. Последних больше, они посещают церковь, слушают, молятся, участвуют в традиционных обрядах. Членов церкви у нас порядка 30 человек. По праздникам собирается до 70 прихожан. 

В отличие от православной и католической церквей, у нас только два таинства. Это крещение и причастие. Принимая крещение, человек  демонстрирует миру, что с этого дня посвящает свою жизнь Богу. Причастие у нас — ежемесячное установление, когда верующий вспоминает о жертве Иисуса Христа, благодарит Бога за это в молитве. Это приводится в Библии, как там написано, мы так и делаем.

— Какие у вас обязанности как пастора?  

— Я один из пасторов. Обязанностей у нас достаточно много. Основная — учить людей. Для этого по их желанию проводим встречи, обряд крещения, воскресную проповедь.

Из-за пандемии сейчас изучаем Библию для желающих онлайн. 

В отличие от других религий, в нашей церкви не проводятся исповеди. Мы этого не увидели в Библии. Там говорится об единственной исповеди Богу напрямую, не через посредника. И поэтому мы не принимаем исповеди.

Но бывает, что люди просят помолиться за себя. Тогда садимся, человек рассказывает проблему, и мы вместе молимся. 

Есть душепопечительская обязанность. Это когда требуются совет, наставление, разъяснение по какому-то моменту вероучения. Если верующий что-то не понимает в Библии, мы должны помочь ему разобраться. Кроме этих обязанностей, есть административные, хозяйственные, финансовые, технические. 

— Из каких источников финансируется церковь? Есть ли членские взносы? 

— Как видите, мы придерживаемся христианского минимализма. У нас нет храмов, куполов, крестов, специальных богослужебных предметов, нет одеяния для священников. Все делаем в простоте так, как это написано в Библии. Первая церковь была организована в храмах и по домам.  

Когда есть пожертвования и возможность построить храм, то можно этим заняться. А если ее нет, то мы арендуем помещение. Что мы и сделали в Якутске. Это частный дом, который мы арендуем и где проводим богослужение. 

Если в других церквях платят зарплату, то в евангельских исторически так сложилось, что все служители имеют светский заработок.  Старший пастор нашей церкви, к примеру, занимается своим бизнесом. Свободное от работы время он посвящает служению церкви. Я уверовал в 1997 году, семью и себя содержал, имея светское занятие. И поэтому, когда я слышу разговоры о том, что священники живут на народные деньги, то это точно не про нашу церковь. 

У нас нет имущества, недвижимости, нет штата священников, которым выплачивается зарплата. Мы не принимаем людей в храме круглосуточно. Созваниваемся и встречаемся в удобное для обеих сторон время. Это специфика нашей церкви.  

Принимаем добровольные пожертвования на аренду помещения.

У нас нет членских взносов. Опять же так написано в Библии: человек дает столько, сколько может. 

— Как становятся пастором? 

— Человек должен понимать, что Бог его призывает к этому служению. Обычно пасторами становятся те, у которых хорошо получается проповедовать. В первую очередь обращают внимание на таких людей, их не очень много. Как и в любой организации, проводится членское собрание, озвучивается кандидатура, и он избирается простым голосованием на трех- или четырехлетний срок. Так же избираются остальные служители. Есть церковный совет, с которым согласовываются организационные и духовные вопросы. Любой член церкви может высказать свое мнение. У нас нет верхушки в другом городе, в другой церкви, которая указующим перстом наставляет как служить. Наша церковь входит в состав централизованной ассоциации евангельских церквей. Но мы находимся в самоуправлении. Это так же по Библии: первые церкви были полностью автономны. 

Главные качества пастора мы можем найти в Библии. Могу зачитать:  непорочен муж одной жены, (в Библии не видим особого условия целибата, поэтому у нас нет неженатых священников), трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца (неконфликтный), несварливый, некорыстолюбивый, тихий, миролюбивый, несребролюбивый, хорошо управляющий своим домом, содержащий своих детей в послушании со всякой честностью. 

— Вы учитесь в духовной семинарии. Обучение обязательно? Какие предметы изучаете? 

— У нас нет условий обязательного обучения в семинарии. Поскольку они находятся в других городах, требуются финансовые расходы, поэтому мы не можем обязать священнослужителей проходить обучение. Мы проводим своими силами базовый курс здесь. Пока этого достаточно. 

Я учусь на первом курсе заочно. В семинарии изучаются совершенно разные предметы. В основном они связаны с пониманием Библии, христианского учения. Например, такие предметы, как гомилетика, эсхатология, экклезиология. Изучаем историю церкви, христианства, Древнего мира времен написания Ветхого Завета. Например, исход израильского народа из Египта, когда и как это происходило, что происходило в странах, окружающих Египет, что происходило в Палестине, в которую так стремились израильтяне. 

Желательно пройти программу «Служение пастора». Это нелегкое служение, много нюансов в семейной жизни пастора, его отношении с миром. Личная духовная жизнь пастора должна быть примером для остальных и, прежде всего, для своей семьи. 

— Служба в МЧС и служение Богу — это две полярные вещи, на мой взгляд. Как вы их совместили? 

— Если бы это была военная служба, связанная с военными действиями, то было бы трудно совмещать.

Поскольку МЧС к боевым действиям отношения не имеет, то было проще. Не было необходимости держать оружие в руках, применять силу в отношении людей, даже преступников.

Тем более моя работа была связана с информацией. Поэтому для меня никаких проблем не было. Не было внутренних противоречий. Конечно, система взаимоотношений в силовых органах и на «гражданке», а тем более внутри церкви, совершенно разные. Мне потребовалось определенное время, чтобы войти в новую систему отношений, там, где нет командиров и подчиненных, где проблемы не решаются приказами, где нужно договариваться с людьми, где требуется больше терпения. Военная система отличается тем, что вопросы там решаются очень быстро. На «гражданке» решение такой же проблемы потребует больше времени, нервов, усилий. Конечно, к этой разнице пришлось привыкать. Вот уже три года на пенсии, я уже привык. 

— Протестантов часто называют сектантами. Что вы можете сказать по этому поводу? 

— На этот вопрос можно посмотреть с нескольких сторон. С юридической точки зрения, насколько я знаю, в современном праве нет такого понятия, как секта. До определенного времени это слово имело нейтральное значение. Негативный смысл оно приобрело ближе к 90-м годам. Тогда, действительно, было много различных религиозных общин, которые вели себя, мягко говоря, некорректно. Конечно, возникла определенная реакция на них. Кроме того, у нас заведено без разбора мазать одним миром тех, кто не относится к основным религиям. Всех остальных принято критиковать и относиться к ним с опаской. Христианская церковь имеет три ветви: православную, католическую и протестантскую. Мировая статистика гласит, что протестантов большинство. Но в нашей стране протестанты подвергались гонению с начала зарождения церкви.   

Конечно, к этому определению отношусь негативно.

Я не считаю себя сектантом. Сектантами называют тех людей, которые оказывают деструктивное влияние на общество. Я не увидел этого в евангельской церкви, тем более не совершаю таких действий.

Мы не только помогаем людям духовно, но и делаем добрые дела. Как только ушел на пенсию, активизировал волонтерское служение. Призываю людей на добровольных началах подключаться к разным добрым делам. 

Уже третий год сотрудничаем в этом плане с Управой Гагаринского округа. Во время пандемии занимались развозом продуктов, которые покупали на свои средства, малоимущим семьям, инвалидам, одиноким старикам.  Два года назад подготовили к учебному году школу №30. Помогали в уборке мусора на территории округа, детского садика, покрасили детскую площадку. По просьбе поселковой администрации ездили в Маган, приводили в порядок сквер. Недавно совершенно неожиданно нам вручили благодарственное письмо от имени управы, чему мы, конечно, рады. 

Считаю, что церковь не должна сидеть на месте и должна заниматься такой работой. И делать это искренне.    

— Я немного скептически настроена к положительному воздействию религиозных институтов на умы людей. Верующих много, все они ходят в церкви, молятся богу, соблюдают посты, но оступаются, преступают закон. 

— Христианство не учит и не будет учить тому, что человек, ставший христианином, становится полностью безгрешным. Так не бывает. И об этом Бог говорит: если вы говорите, что не согрешаете, то обманываете сами себя. Верующий может согрешить. Но верующий исповедует свои грехи перед Богом и призван меняться. У него ответственность перед Богом намного выше, чем у неверующего. 

И служители, и члены, и прихожане несовершенные люди, грешные люди. Но мы стоим на пути исправления. Вот в чем наше отличие от всех остальных людей. 

Но мы не считаем, что мы лучше других людей. Наоборот, в христианстве есть такое понятие, как смирение. Это когда человек не должен почитать себя выше других. Например, апостол Павел говорил про себя, что он первый из грешников и наименьший из апостолов. На определенном этапе он сказал: «Я ничто». Так должен почитать себя христианин. Самый страшный грех, как понимает это христианство, не убийство, не ложь, а гордость, потому что это самый первый грех. 

— Вы будете переубеждать атеиста? 

— Нет, я не люблю спорить, вступать в полемику. Есть люди среди наших христиан, которые умеют это делать. Я не умею. 

Я пришел к вере сам, меня никто не убеждал. Я задавал много вопросов и слушал. Наверное, в этом было мое преимущество.

No Comments Yet

Comments are closed