О политической ситуации в Якутии рассуждает политтехнолог, политический консультант, бывший вице-мэр Волгограда руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.   

О Авксентьевой и Ширшиной   

— Как считаете, недавнее заявление мэра Якутска Сарданы Авксентьевой о продаже здания городской администрации — это продуманное решение или пиар-ход?  

— Для того, чтобы говорить об этом предметно, нужно все- таки смотреть на экономические подсчеты, финансы. Я с ними не знаком. Полагаю, что глава города — человек, безусловно, ответственный, и если она принимает решение, то, наверняка, семь раз взвесила, семь раз отмерила. Кто-то, конечно, скажет, что это попахивает популизмом. Но на самом деле начнем с того, что рабочее пространство, в котором чиновники сидят не по кабинетам, а на глазах друг у друга способствует повышению производительности труда и, безусловно, отражается на борьбе с коррупцией. Если речь идет не только об экономии средства, но и повышении эффективности и качества городского управления, то почему бы нет. 

Понятно, что кто-то может говорить, что, якобы, по дешевке глава города хочет кому-то сплавить ликвидный привлекательный актив, который стоит дороже. Но представляя в какой ситуации она находится (как под колпаком), думаю, что такое невозможно. Корысти личной точно нет. Потому что для нее шаг вправо, шаг влево, считается побегом — она находится в весьма непростой ситуации. Неслучайно ходят слухи о ее уходе.

Вторая часть решения по поводу пересаживания чиновников на такси, мне кажется, весьма разумной. Конечно, кому-то покажется это весьма радикальным решением и ее обязательно обвинят в популизме, потому что другие не захотят брать пример. Но я думаю, что избавление от избыточного совершенно нормально. На самом деле гаражи администрации стоят дорого, а такси дешево. 

— В нашей беседе, которая состоялась почти два года назад, вы высказали опасения о том, что в отношении Авксентьевой могут применить сценарий с бывшим мэром Петрозаводска Ширшиной. Оправдываются ли они сейчас?  

— Ширшину съели быстрее, Авксентьева держится. Много зависит от отношения с главой республики. Ширшина была распиарена на федеральном уровне, а как глава города не так эффектна, как многие представляют. С Авксентьевой совершенно противоположная ситуация. Например, она мягко отказала в участии в прямом эфире в Инстаграме моей хорошей знакомой, председателю правления «Совета матерей России», блогеру Татьяне Буцкой, у которой около двух миллионов подписчиков. Отказалась, ссылаясь на то, что ей надо заниматься делами города, сказала, что про детство и материнство лучше пообщаться с руководством республики. 

Понятно, что есть действие, которое кто-то назовет популизмом, кто-то нет. Оценку действиям мэрии должны дать горожане: стало ли в городе лучше с точки зрения благоустройства, комфорта, уборки улиц. Если стало, то здорово. 

Если человек делает выводы и не повторяет ошибок Ширшиной, то, безусловно, несмотря на то, что ее политическая позиция не выглядит мейнстримом, надо дать ей возможность работать дальше. 

Понятно, что в ситуации с вашими городскими властями важно обнародовать экономические расклады, показывать какие выводы сулит решение мэра, куда пойдут вырученные средства. И важно строить отношения с республиканской властью так, чтобы не вызывать ревность, чтобы Айсен Николаев видел в ней партнера, помощника, а не конкурента, и пореже напоминать о себе федералам. 

Потому что мэры избранные вопреки, а не стараниями партии власти обычно долго не живут, какие бы талантливые они не были — у нас любят, когда все ходят строем. А если о себе нечасто напоминать, и если не педалировать свою оппозиционность, то можно обеспечить себе политическую выживаемость. 

Кстати, слухи о болезни распространились, когда она была в Москве. Может быть, кто-то ее уговаривает «заболеть» и под благовидным предлогом уйти. Но у нее явно есть характер. 

О мэрии и региональной власти  

— Мэрия заявляла о недостаточном финансировании со стороны республиканских властей. О чем это может говорить?  

— Любой муниципалитет зависит от региональных властей. Я сам был вице-мэром миллионного города и даже тогда, когда мы увеличили бюджет города в разы, то все равно во многом зависели от области, которая реально душила финансово. 

Но, мне кажется, Николаев человек разумный, он сам был главой Якутска. Конечно, он бы не хотел, чтобы его, как мэра, затмил кто-то другой. Но это не означает, что нужно душить Авксентьеву и таким образом подрывать свой собственный рейтинг. 

Хотя я прекрасно понимаю, что если бы она была человеком Николаева, ей было бы легче решать вопросы. Что такое мэр города? Мэр — лоббист интересов города. И их надо лоббировать в отношениях с главой субъекта. А у главы республики есть и другие города, их проблемы, надо заниматься развитием других районов. Конечно, лично-субъективное отношение иногда может играть роль в решении выделения средств на те или иные проекты. И понятно, что тема продажи здания может быть криком отчаяния и своего рода демонстрацией. 

О Трутневе и марлезонском балете  

— Вы сказали, что вряд ли Николаев будет подрывать свой рейтинг. С этой точки зрения, не делает ли он себя хуже в глазах жителей, назначая в правительство варягов? 

— Вы же прекрасно понимаете, что Николаев это делает ради отношений с полпредом по Дальнему Востоку. Трутнев — наше все. Человек великий, очень влиятельный. Говорю это на примере взаимодействия с предыдущим губернатором Камчатки, которого «съел» Трутнев. 

Полагаю, что нужны новая кровь и свежий взгляд со стороны. И можно приглашать эффективных людей, чтобы создать внутреннюю конкуренцию, усилить ее, мотивировать местных. Но это только часть марлезонского балета. 

Думаю, что все-таки вторая часть — то, что я сказал. Надо строить отношения с сильными мира сего, ради этого брать людей, которых они рекомендуют. На самом деле, это неплохо. Таким образом, ты делишь ответственность. Например, если бы ваш бывший премьер провалился, это был бы общий провал. 

Не вижу ничего страшного в ситуации с варягами. Тем более сам был варягом в Волгограде: говорили москвич Калачев, сейчас  — наш земляк. Нормально, когда люди перемещаются по России и находят себе применение не только в масштабах своего региона. Главное, чтобы не было ссыльных и командировочных, не было вахтового метода работы, чтобы люди действительно проявляли себя. Неэффективно говорить о варягах, нужно говорить о конкретных людях, об их успехах и провалах, достижениях и ошибках. 

Николаев знает, что делает. Он на меня произвел впечатление человека глубокого. Жалею, что когда за две недели до президентских выборов получил данные социсследования, которые указывали на сильные проблемы  с результатами выборов, не прошел к нему. Тогда с учетом недостаточно управляемой ситуации в республике, хотя бы Якутск должен был бы расстараться. Но я думаю, что он и так старался на пределе своих возможностей. Более того, стал в результате главой республики. 

Насчет Николаева есть еще одна замечательная история. Когда я собирался в Якутск впервые, на каком-то мероприятии встретил руководителя фракции «Единой России» в Госдуме Сергея Ивановича Неверова. Он, пользуясь нашим давним знакомством, сказал: «Едешь в Якутию? Николаева не обижай». Это говорит большой человек, партийный начальник. И тогда я понял, насколько хорошо Николаев сумел выстроить отношения  с разными людьми в Москве. 

О Тарасенко и Бердникове 

 — Если конкретизировать нынешних ставленников Трутнева, то один не смог избраться в губернаторы Приморского края, второго депутаты заксобрания не утвердили в должности зампреда Иркутской области.  

 — Давайте про Тарасенко отдельно. Все мои родственники, друзья живут во Владивостоке, я часто там бываю. И когда его назначили врио губернатора, то с ним были связаны большие надежды. Бывший губернатор не тянул, а Тарасенко был неплохим руководителем для Приморского края. С моей точки зрения, его подвел избирательный штаб. Его кампанию вели бездарно. Он делал не самые удачные заявления. Но их можно было не пустить в эфир. Есть человек, и есть то, что из него лепят. 

Ему не повезло еще с мероприятиями, которые проходили между первым и вторым туром, когда во Владивосток приехал Путин. С одной стороны здорово, что Владимир Владимирович поддержал врио. С другой, представьте себя на месте горожан, которым не проехать, не пройти, везде фсошники, дороги перекрыты, пробки, город стоит. Если бы меньше внимания уделяли кампании в Приморском крае со стороны федерального центра, если бы меньше старались помочь, то Тарасенко мог бы победить, с моей точки зрения. Это первое. 

Второе. С 1990 года года мы проводили исследование, как показатель социально-экономического развития соотносится с избираемостью тех или иных руководителей. Никак. Можно было давать хороший показатель социально-экономического развития, быть эффективным губернатором и проигрывать. Можно было быть популистом, показатели падают, а тебя любят и за тебя голосуют.    

Тарасенко тогда не хватило политических навыков. Он оказался в ситуации, когда его дела отошли на задний план, а на первое вышло желание людей прокатить единоросса. 

У Бердникова были амбиции стать губернатором Иркутской области, но что-то не срослось. С моей точки зрения, он был недостаточно гибок и прагматичен, чересчур амбициозен. В любом случае, это люди большого масштаба.           

Надеюсь, как и я, и Тарасенко, и Бердников влюбятся в Якутию и в народ саха, якутян. Я в полном восторге до сих пор, считаю, что это одна из самых интересных территорий в России. Если у них будет помимо прочего желание показать себя в качестве профессионалов, у них появится эмоциональная привязанность к Якутии, то здорово. А если их связи и знакомства будут работать на республику, то замечательно. 

 — А есть основания для разговоров, что они прибыли, чтобы отстаивать бизнес-интересы определенных людей?  

 — Знаете, вполне возможно. Главный вопрос, будет ли это на пользу республики. Можно, развивая какие-то бизнесы, получить драйвер развития территории. А можно выжимать все с территории в пользу тех или иных компаний или лиц. Не хочу строить никаких предположений. Есть презумпция невиновности, в конце концов. 

Есть пример из другой оперы  — из истории Камчатки. Пришел туда Солодов. Предыдущего губернатора Камчатки упрекали в пассивности  — мало занимается проектным развитием. Сейчас начнутся проекты развития, экологи будут шуметь. Но глубоко дотационный регион может получить дополнительные деньги, могут появиться дополнительные рабочие места, могут вырасти доходы населения. 

Вопрос в том, что что-то приобретаешь, а что-то теряешь. Другой вопрос, какие именно бизнесы будут продвигаться, где будут находиться центральные офисы, где они будут платить налоги, готовы ли компании взять на себя социальную нагрузку. Социально-ответственный бизнес — это одна история, бизнес хищнический в пользу Москвы — другая. Давайте посмотрим, как будут развиваться события. 

О рейтинге Айсена Николаева 

— Но согласитесь, популярности действующему главе Якутии эти назначения не добавят? А ему избираться на второй срок через три года.   

— Цыплят по осени считают. Надо смотреть на результаты работы. Понятно настороженное отношение к варягам, тем более с таким бэкграундом и с такими связями. Функционал этих людей большой. Если использовать это в мирных целях, в целях развития республики, кто же будет против. 

Допустим, если с помощью Тарасенко и Бердникова удастся сдвинуть проект строительства моста через Лену с мертвой точки, убедить федеральный центр потратить огромные деньги на проект, который, может быть, недостаточно экономически обоснован, что скажут люди? Плохо, что мы их позвали? Собственно говоря, Николаеву нужен свой «мост через Лену». Речь идет о достижениях, которые можно было бы сравнить с достижениями Штырова и первого президента Николаева, легендарной личности. 

У него еще есть время, чтобы показать результат. И самое главное не предъявить войну с мэром города в качестве главного достижения. Чтобы не было как в сказке Салтыкова-Щедрина: от него ждали кровопролития, а он чижика съел. 

— По поводу умения лоббировать. Многие помнят выпад Николаева в сторону федведомства по вопросу создания дальневосточной авиакомпании. Абсолютно нелогичный поступок с учетом существующей системы власти. Он просто не сдержался? 

— Слушайте, иногда надо демонстрировать свою субъектность. Для того, чтобы тебя уважали и уважали республику, в первую очередь. Здесь Николаев, конечно, поплыл против течения. Может быть, кому-то это не понравилось, но знаете, это лучше, чем сидеть и молчать. Привожу пример. Бывший губернатор Камчатки Илюхин боялся пойти на обострение отношений с «Аэрофлотом» по поводу высокой стоимости авиабилетов. Хотя, с моей точки зрения, даже если бы авиабилеты снизились на копейки, люди бы знали, что он ради них готов пойти на конфликты. 

Мне кажется, Николаев взвешивает, что в его ситуации важнее, поддержание авторитета в республике или какие-то ситуативно осложнившиеся отношения. Правильно выбрал свой авторитет. Мне кажется, это были не эмоции. Он не похож на человека эмоционального, он похож на человека, который продумывает каждое свое действие. 

О протестном голосовании 

— Люди высказывают недовольство властью в интернете и на кухне. Откуда берутся 70% электорального рейтинга Николаева и победы на выборах разного уровня ставленников «Единой России»?   

— Социологию по Якутии давно не видел. Если имеете в виду результаты на выборах главы, то отчасти они объясняются безальтернативностью. У нас выборы «референдумные», голосовать больше не за кого.

Если Николаева сравнивали с прежним главой, то сравнение работало в пользу Николаева: слава богу, избавились от Борисова (которого все-таки недооценивали) давайте поддержим молодого, перспективного, который все исправит. И ты становишься Ил Дарханом надежды. А надо давать результаты. 

Думаю, что тему протестного голосования Якутии никто не отменял, и выборы, скажем федеральные, следующего года для партии власти в Якутии будут непростыми. Есть регионы электорально управляемые, где неважно как голосуют, а важно как считают. Надо отдать должное, у вас по-другому, иначе Авксентьева точно не победила бы. 

И понятно, что критические настроения по поводу власти, надо чем-то купировать. Думаю, что часть претензий к федеральному центру логична,  обоснованна и справедлива. Вопрос, чем на это ответит федцентр. Мне кажется в следующем году КПД власти должен вырасти. Но, как я уже говорил, итоги выборов определяют не только социально-экономические показатели, но и пиар-технологии, умение работать с современными каналами коммуникации, способность присутствовать не только на телевидении, но и в интернете. 

О честных выборах 

— Честные выборы, если они и у нас были, кончились: Центризбирком Якутии возглавил человек из команды Николаева. Означает ли его назначение, что власть сильно боится неприятных сюрпризов?  

— Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Выборы в России трудно назвать эталонными, будем честными. Это показывают поствыборные исследования. Недавно в одном регионе провел исследование, надо было измерить размер, силу, мощь административного ресурса при голосовании по поправкам к Конституции. Так вот, есть официальный результат, а есть то, что я получил на выходе. Как думаете, отличаются? Конечно, отличаются и не в пользу поправок. 

Политологи найдут этому кучу объяснений. Думаю, что объяснение нужно искать в организации голосования и в работе выборных комиссий. Конечно, вы не можете сильно отличаться и админресурс тоже будет играть свою роль. 

— Результаты соцопросов, которые проводит власть, принимаются во внимание? Используются как-то при принятии решений? 

— Принимаются, используются, конечно, это форма обратной связи. Власть не хочет принимать совершенно непопулярные решения и заботится о своем рейтинге. Потому что легитимность, как поддержка большинства, власти необходима. 

Естественно, эти опросы так или иначе влияют. Проблема в том, что не всегда делаются правильные выводы и не всегда находятся те, кто их правильно интерпретирует. И потом люди не всегда честно отвечают либо отказываются отвечать. 

Власть не хочет, чтобы антирейтинг был выше рейтинга. Потому что даже в условиях наших управляемых выборов это дает реальные угрозы. Опросы проводятся, чтобы вовремя купировать риски, угрозы, чтобы ориентироваться в них и вовремя принимать какие-то превентивные меры, действия, которые позволяют обеспечить власти комфортное существование. 

Я всегда советую гражданам: отвечайте на вопросы социологов честно. Иначе какие-то решения могут быть приняты вопреки вашим интересам. 

О хабаровских митингах

— Опасается ли власть повторения хабаровских митингов в других регионах? Такое ощущение, что спустила ситуацию на самотек. 

— Безусловно, опасается. В Хабаровске использование силовых структур для разгона протестующих было чревато последствиями. В свое время, когда в Приморском крае бузили против возможного запрета праворульных машин, ОМОН туда прислали из центральной полосы России. В Москве для разгона протестующих можно привезти омоновцев из Тулы, Твери. Они с удовольствием их разгонят, потому что ненавидят москвичей, они им завидуют. 

Тут я бы не сказал, что пустили на самотек. Выбрана тактика: замотать, авось, само собой все рассосется. Но ситуация там, конечно, сложная. И не с точки зрения количества людей, которые выходят на митинги. Например, была новость о том, что 17 депутатов от ЛДПР вышли из фракции городской Думы Хабаровска. Это удар по Дегтяреву. Москва прислала еще такого человека, у которого проблемы с эмпатией и которого трудно полюбить, мягко говоря. И, собственно говоря, там есть проблемы в отношениях с населением и элитой. 

Москва, безусловно, опасается, что ситуация с регионами может выйти из-под контроля. Опасается она и регионального сепаратизма, и религиозного экстремизма, и роста национализма. Думаю, что силовые структуры очень внимательно следят за всем, что происходит в Якутии, например, с точки зрения роста саха-национализма. 

Хотя с моей точки зрения, межнациональные отношения в Якутии можно ставить всем другим в пример. Я как-то в ресторане разговорился с официанткой. Она рассказала, что переехала в Якутск из Тувы. А почему люди переезжают? Потому что у вас люди добрее, у вас не страшно. Ей было комфортно, она переехала и была очень этим довольна. 

На мой взгляд, разговоры о национализме у вас преувеличены. Есть позитивный национализм, когда люди отстаивают свои интересы, идентичность. Это нормально. Допустим, снимают много фильмов на языке саха. Это национализм или нет? Нет, это развитие национальной культуры. И фильмы хорошие, смотрел, понравились. 

Но власть споткнувшись о Чечню, думает, давайте смотреть как там в регионах отношения с точки зрения межнациональных, межконфессиональных. К счастью, саха, хоть и тюрки, но исповедуют свою религию либо православие. Исламские радикалы в Якутии найти себе аудиторию не могут по понятным причинам. 

— В этом ключе можно ли считать превентивными мерами новые назначения в правительстве и обновление руководства силовых структур? 

— В первую очередь, это все-таки баланс: саха-русский, русский-саха. Что касается силовиков, важно, чтобы они оставались в ведении федерального центра, а не были частью региональной элиты. Поэтому их в свое время выводили из-под влияния губернаторов. Береженого бог бережет. 

Хотя, как мне кажется, мы живем вроде как в федерации, но по факту мы живем в централизованном, унитарном государстве. Даже в слишком централизованном. 

Если мы не готовы к реальному федерализму, то хотя бы децентрализация нужна. Потому что невозможно всем управлять из Москвы. 

Большая заслуга всех руководителей Якутии в том, что они смогли, насколько это возможно, сохранить территориальную национальную идентичность, развить ее и приумножить. У Якутии есть свое лицо: традиции, кухня, кино. 

Тому, кто сильно не посвящен, кто не разбирается, может показаться, что идентичность чревато сепаратизмом. Но, честно говоря, я у вас никаких признаков сепаратизма не обнаружил. 

Обнаружил достоинство, желание уважения, отношений с федеральным центром таких, в которых республика сможет реализовывать свои интересы, интересы развития. 

Не так много осталось территорий, где жива политическая жизнь, где политики живые люди интересные, а не андроиды какие-то. И Якутия одна  из них. 

О мосте через Лену 

— В прошлом разговоре вы скептически высказались по поводу строительства моста через Лену. Мнение не изменилось? 

— Видите какое дело, президент каждый раз дает какие-то надежды, но не дает никаких обещаний. Если сейчас начнется строительство моста в Сахалине, думаю, о мосте через Лену можно забыть на долгое время. Слушайте, мы сейчас живем в условиях бюджетного дефицита, снижения экономики. Денег больше не становится, а проблем все больше. 

Потом знаете, что еще немаловажно, кто его будет строить. Это к вопросу, почему у вас Тарасенко. Чтобы этот проект был реализован, кто-то из людей близких к президенту должен увидеть свой гешефт. 

Все эти ротенберги, ковальчуки. Чудесные люди, которые пока народ беднеет, становятся богаче. Условно говоря, если кому-то из них будет интересен мост через Лену, то он, наверное, появится. Но опять-таки пока увлечены другим. 

История Хабаровска во многом связана с судьбой металлургического предприятия, которое может работать на производстве конструкций для Сахалинского моста. Жену Фургала уговаривали его продать. 

Понятно, что стране мегапроекты нужны не только для развития, а чтобы уважаемые люди могли на этом заработать. Например, на строительстве скоростной трассы Москва-Казань. Проект обретает реальные очертания, идет тендер для определения подрядчика. Зампред Хуснуллин, курирующий строительство, как татарин, наверное, больше интересуется этим проектом, чем мостом через Лену. Только не принимайте близко к сердцу. У каждого проекта есть свои лоббисты и подрядчики. Чего уж там, жизнь так устроена у нас, к сожалению. 

Так вот, я, по-прежнему, отношусь к вашему проекту скептически. Но тема обязательно всплывет и заиграет красками перед выборами Ил Дархана, когда в очередной раз надо будет родить надежды. И нынешний президент или новый президент, может быть, ему в этом подыграет. 

No Comments Yet

Comments are closed